?

Log in

No account? Create an account
«Одумайтесь, пожалуйста!» - Крымская Москва [entries|archive|friends|userinfo]
Крымская Москва

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

«Одумайтесь, пожалуйста!» [Dec. 20th, 2010|09:45 pm]
Крымская Москва

crimea_msk

[neuroaw]
«Одумайтесь, пожалуйста!»


«Одумайтесь, пожалуйста!» — этот призыв на Манежной площади прозвучал слишком поздно и выглядел скорее жестом отчаяния. По итогам беспорядков в Москве возбуждено 20 уголовных дел, 55 человек задержаны в административном порядке. МВД заявляет примерно о 30 пострадавших, по неофициальным данным, в результате стычек, драк на улицах и в метро, которые продолжались всю прошлую неделю, раненых значительно больше. Что произошло — The New Times пытался увидеть глазами Кремля, фанатов и бойцов ОМОНа

«Главная шутка сейчас в ОМОНе: когда начнется революция, надо успеть захватить с собой гражданку на смену, — говорит Андрей, боец 2-го батальона ОМОН ГУВД Москвы, — чтобы вовремя переодеться и смыться». 11 декабря Андрея и весь 2-й батальон подняли около 15.00, когда тысячи фанатов уже оккупировали Манежную площадь, и отправили с базы ОМОНа в Строгине в центр города. «Ехали оживленные, пересмеиваясь — сейчас мы этих фанатов помнем, — рассказывает боец. — Возвращались в гробовой тишине. Такого никто не ожидал».

«Смертники»

Когда омоновцы приехали на Манежную, им приказали теснить толпу. В первый ряд, как рассказывает Андрей, встали ребята из провинции: «Молодые дураки, неопытные, без семьи, детей». 3-й и 4-й батальоны ОМОНа поставили в оцепление, 1-й батальон — между Историческим музеем и воротами Александровского сада: на тот случай, если фанаты прорвут оцепление и пойдут на Кремль. «На толпу бросили нас, за 2-м батальоном давно слава смертников закрепилась,— без всякой иронии говорит Андрей. — В какой-то момент по тревоге подняли из Подмосковья и дивизию имени Дзержинского, но на внутренние войска надежды никакой нет — стеной стоять готовы, а в драку не пойдут — проверено. Офицеры наши сразу исчезли. Хаустов (командир ОМОН ГУВД генерал Вячеслав Хаустов. — The New Times) кричал: «Вперед!». А его даже фанаты посылали по известному адресу. Евтиков (командир 2-го батальона) командует: «Держите строй». А какой строй против этой массы? Лейтенант наш Лимонов кричал: «Рассекайте толпу, рассекайте». Мы ему: «Жень, ну и иди вперед, покажи пример». А он: «Нет, мое дело сзади командовать, в мегафон кричать». Час корреспондент The New Times прогуливался с омоновцем по Тверскому бульвару и боец рассказывал о страхе, который охватил его и его коллег в тот день перед 10-тысячной толпой. «Мы привыкли студентов погонять на митингах 31-го числа. Если матч футбольный, трибуна делится на сектора и на сам сектор никто обычно не лезет — подождем, пока по очереди выходить фанаты начнут, и там уже в выстроенном коридоре их прессуем, а тут — такая масса. В какой-то момент они поняли, что сильнее нас, еще немного — и ОМОН был бы смят», — делится Андрей. Он вспоминает, как в стоявшего рядом с ним в строю бойца попал файер — на базу омоновец вернулся с ожогом второй степени: «А его госпитализировать не хотели, потому что официально отчитались, будто потери небольшие, будто ранены только 5 омоновцев, а на самом деле половина нашего батальона теперь лежит».


Московский ОМОН оказался бессилен перед толпой

Слово за слово

28-летнего болельщика «Спартака» Егора Свиридова по кличке Седой, после убийства которого фанаты и вышли сначала на Ленинградский проспект, а затем на Манежную площадь, убили в бытовой, по сути, драке («слово за слово» — как говорят его друзья), при выходе из кафе на Кронштадтском бульваре, выстрелом в упор из травматического пистолета. Фанаты признаются: «Убили бы условного Васю Пупкина — никто бы и внимания не обратил, привыкли уже. Но Егор — известный человек в нашей среде, один из лидеров фан-движения. Новость о его гибели моментально облетела весь «околофутбольный» интернет и стала последней каплей».


Националисты жестоко избивали случайно оказавшихся на Манежной площади кавказцев

«Слово за слово» — точнее не скажешь. С одной стороны — «Москва без чурок!», «Вайт пауэр!», «Русские вперед!», с другой — «Кавказ — сила, Москве — могила!», «Аллаху — акбар!» Такие лозунги звучат почти на каждом матче российской футбольной Премьер-лиги: в Москве и Владикавказе, Питере и Махачкале, Ростове и Нальчике. Стычки между русскими и кавказцами происходили в последние годы регулярно, но впервые докатились до стен Кремля. Сотрудник администрации президента, комментируя на прошлой неделе ситуацию, эмоций в разговоре с The New Times не скрывал: «В Кремле — настоящая паника. Если по-честному, ситуация сейчас не контролируется. Все, что можно было сделать для предотвращения массовых беспорядков на «Смоленке» и «Киевской» (15 декабря), было сделано, и бойни на площадях удалось избежать. Но стихийные стычки в метро и на окраинах Москвы контролировать невозможно. Для этого милиции недостаточно — нужно выгонять на улицы целую армию».


2002 год. Лидер группы «Коррозия металла» Сергей «Паук» Троицкий (слева) и Александр Шпрыгин (Каманча), ныне глава Всероссийского объединения болельщиков, тогда не скрывавший своих националистических взглядов

Утром 11 декабря на Манежной площади милиции не было вообще, хотя об акции футбольных фанатов было известно за несколько дней. Почему власти не среагировали на информацию, которая гуляла по интернету? Эксперты в своих оценках расходятся: одни считают, что эскалация насилия выгодна силовикам для очередного «закручивания гаек», другие убеждены, что новый мэр Москвы Собянин таким хитрым способом пытается получить контроль над крупными торговыми центрами, принадлежащими выходцам с Кавказа. Но факты и анализ событий показывают: «бессмысленный и беспощадный бунт» произошел стихийно — без указки сверху.

«Убивай!»

11 декабря в 11.00 фанаты всех московских клубов, националисты и им сочувствующие вышли на Кронштадтский бульвар почтить память убитого Свиридова. «На «Водном стадионе» все было спокойно, — говорит один из участников акции Дмитрий Горин. — Возложили цветы к месту гибели, покричали «Россия для русских!» Никаких погромов — все интеллигентненько». То, что дальше многотысячная толпа двинется на Манежную площадь, стало для столичных властей неожиданностью. «За два дня до погрома на Манежной площади милицейское начальство обзвонило лидеров фанатских группировок «Спартака», ЦСКА и «Динамо», — рассказали нам в ГУВД Москвы. — Участвовал сам Колокольцев. Фанаты заверили, что ограничатся акцией на «Водном». Поэтому усиливать меры безопасности на Манежке не стали — были уверены, что придет от силы человек пятьсот, поорут — и разойдутся». Несанкционированный митинг возле стен Кремля был назначен на три часа дня, и за два часа до этого прибывший на место корреспондент The New Times увидел лишь четырех (!) милиционеров, дежуривших неподалеку от входа в торговый центр «Охотный Ряд» — вот и все «меры безопасности». Ближе к половине третьего из метро повалила толпа в спортивных штанах, кроссовках, вязаных перчатках и масках. К трем часам дня Манежка была уже в дыму от фаеров, кто-то палил из стартового пистолета по окнам гостиницы «Метрополь», над Кремлевскими стенами неслось: «Е*ать Кавказ, е*ать!», «За это убийство ответят ваши дети!» Около сорока прибывших омоновцев перекрыли входы на Красную площадь, два автобуса с зарешеченными окнами подогнали со стороны Тверской, а из микроавтобуса, расположенного возле памятника полководцу Жукову, доносилось: «Уважаемые собравшиеся! Помните, что среди вас находятся женщины и дети!» Брать это в расчет никто не собирался: чувствуя полную свободу действий, толпа только зверела. Троим ничего не подозревавшим парням неславянской внешности и одной девушке, выходившим из «Охотного Ряда» с покупками, можно сказать, «повезло». Фанатская орда нагнала их и стала топтать ногами неподалеку от тех омоновцев, что перекрыли Красную площадь, а потому силовикам хоть и с трудом, но удалось их отбить. Когда на Манежку стянули основные силы ГУВД и площадь оцепили целиком, было уже поздно — разгоряченная толпа (по разным оценкам — от пяти до десяти тысяч человек) с криками «Убивай!» двинулась в сторону Охотного Ряда и организовала прорыв.





Покинув Манеж, фанаты небольшими группами разъехались по городу, продолжая избивать встречных приезжих. Такие стычки продолжались в Москве всю прошлую неделю

К вечеру «заполыхал» весь город. С Манежной площади толпу удалось разогнать, но она спустилась в метро и разбрелась по улицам: сообщения о нападениях на людей неславянской внешности в московской подземке и на окраинах поступали до самой ночи. По разным оценкам, в больницы с ранениями разной степени тяжести было доставлено от 60 до 100 человек. Двое «гостей столицы» были убиты.

Вышли из-под контроля

Президент Медведев на следующий день провел закрытое экстренное совещание с силовиками. «Было принято решение сделать «хорошую мину при плохой игре», чтобы ни в коем случае не посеять панику среди населения, — утверждает источник в АП, — а параллельно работать по организаторам акции и не допустить новых. Но на самой встрече выволочку получили все начальники».

Беда в том, что сами «организаторы» уже не способны ничего контролировать. Именно поэтому спартаковская «Фратрия» открестилась от выступлений на Манежке, а глава Всероссийского объединения болельщиков Александр Шпрыгин по кличе Каманча, один из динамовских лидеров, туманно заявил: «Возможно, среди тех, кто пришел на площадь, были молодые люди, которые посещают футбольные матчи, но представителей фанатских движений там не было». При другом раскладе эти люди гордились бы своим участием в организации шествия: в том, что они сочувствуют националистам, сомневаться не приходится. Один из создателей «Фратрии» Иван Катанаев носит кличку Комбат-18 (1 и 8 — нумерологическое сокращение имени Адольфа Гитлера, по первым буквам латинского алфавита). Каманча до того, как стал функционером, своих ультраправых взглядов тоже не скрывал (см. фото на стр. 19). Но тут последствий испугались даже они. 11 декабря на площади не было замечено ни лидеров основных фан-группировок, ни руководителей «Славянского союза» и ДПНИ, официально поддержавших фанатов, и даже количество «имперок» можно было пересчитать по пальцам. «Все вышли стихийно. Просто новое поколение молодежи, ходящее на футбол, давно превратилось в одну большую неконтролируемую ультраправую толпу», — говорит фанат ЦСКА по кличке Слоеный, некогда состоявший в боевом отряде группировки «Н-трупс» (Н — «наци». — The New Times). — «Правых» фанатов в Москве — уже около двадцати тысяч, и большая их часть ни в каких организациях не состоит и никому не подчиняется. Ну скажет, допустим, Рабик (лидер фан-движения ЦСКА): «Не выходите на Манежку». Кто его послушает? Для 20-летних «коней» он не авторитет, многие вообще его не знают. Они прочли в интернете, что народ собирается мочить черных — и пошли». Один из тех, кому звонили из ГУВД накануне 11 декабря, признался The New Times: «Менты в большей, мы в меньшей степени были уверены, что после того как все группировки выступили с заявлениями о том, что на Манежную площадь ехать не надо, туда никто и не поедет, кроме совсем дурачков. Оказалось, что таких «дурачков» — 10 тысяч. В основном это молодежь подмосковная: Орехово-Зуево, Мытищи. Ребята 17–22 лет, которым до позиции лидеров группировок дела нет. По моим сведениям, приезжали даже семьями: отец и сын». Собеседник The New Times говорит, что информация активно расходилась по фанатским форумам: «Достаточно пролистать «Русский стиль», «Бухой», «Фанатик». Мне известны как минимум 25 форумов только фанатов «Спартака», а сколько всего таких ресурсов — не посчитать никому, и у каждого аудитория в несколько тысяч человек».

Источник, близкий к администрации президента, признает: силовики слишком заигрались с «правыми» и что теперь делать с ними — не знают. «В свое время их стали легализовывать: во-первых, чтобы не наживать себе лишнего геморроя, во-вторых, чтобы иметь под рукой управляемых бойцов. «Прикормить» всегда выгоднее, чем бороться. Но это в итоге привело к тому, что число «правых» увеличилось в геометрической прогрессии. Они почувствовали свою безнаказанность и силу. Они закалились в уличных драках и не боятся уже никого. Они вышли из-под контроля».

Фанат Слоеный подтверждает, что все лидеры фанатских группировок в той или иной степени сотрудничают с силовиками: «Года три назад я был под следствием за избиение мента. Дело закрыли в обмен на то, что я с друзьями разгонял несанкционированные акции нацболов и антифа. Я это делал бесплатно, другим платили по 500 рублей за выход».

С больной головы

16 декабря министр МВД Нургалиев доложил президенту, что один из организаторов беспорядков на Манежной площади, подозреваемый также в убийстве гражданина Киргизии Алишера Шамшиева, совершенном 12 декабря, задержан. Но спустя несколько часов выяснилось, что организатору погромов 14 лет, зовут его Илья Кубраков по кличке Стаут. С ним задержали двух его друзей — школьника Гризли и студента Гектора.

Апофеозом же стало интервью главного кремлевского идеолога Владислава Суркова, которому, собственно, в начале 2000-х годов и пришла в голову идея формировать первое прокремлевское молодежное движение «Идущие вместе» на основе фанатских группировок: «Идущие…» делились на корпуса, каждый из которых возглавляли лидеры фанатских объединений «Спартака», ЦСКА, «Динамо». В интервью «Известиям» Сурков заявил: «Это ведь как бы «либеральная» публика упорно вводит в моду несанкционированные акции, а нацисты и жлобы этой моде следуют. 11-е происходит от 31-го. От, казалось бы, мелочи — совсем не мелочь».

Кавказ — сила?

Между тем власть потеряла контроль и над другой, не менее мощной силой — этническими преступными группировками. По официальной статистике ГУВД, за прошлый год число правонарушений, совершенных в Москве приезжими, выросло на 13,5 %. Всего «гости столицы» совершили более 45% всех преступлений (речь идет только о раскрытых).

По словам бойца 2-го батальона московского ОМОНа Андрея, во время дежурств у мэрии на Тверской, 13, или на той же Манежной площади ему не раз доводилось задерживать уроженцев Северного Кавказа. «У фонтана на Манеже взяли двух ингушей за драку, — рассказывает он. — Оказалось — милиционеры. С табельным оружием бухали, размахивали им. Отвезли в ОВД, тут же приехали люди из представительства президента Ингушетии в Москве, говорят: «Отдайте их нам, вам же проблемы не нужны, а мы разберемся». Та же история с дагестанцами. Стоит задержать одного, к отделению приезжает 15 человек родственников — шум, базар, отбивают своего. Однажды взяли такого за грабеж, обчистил дагестанец мужика и даже убегать не стал — сел в двухстах метрах пить дальше с друзьями. В ОВД его опознали еще по четырем эпизодам. Дело даже завели, но тут под окнами родня хороводы устроила. Выкупили в итоге. А с чеченцами вообще отдельная история. Их просто нельзя трогать. Даже когда фанаты «Терека» на выезд приезжают — пусть буянят, пусть даже кого-то из наших ножом пырнут, но если «закроем» хоть одного — тем же вечером наших ребят в Грозном обстреляют. Неудивительно, что многие из моих коллег драться с фанатами на Манежке не хотели. Говорили: «Ну а что мы на них пойдем? Они не правы, что ли?»

Гнойник лопнул

Уже две недели московский ОМОН работает в усиленном режиме. После провала на Ленинградке, когда генерал Хаустов плелся за перекрывшими проезжую часть фанатами, убеждая их хотя бы перейти на тротуар, и погрома на Манежной площади руководству отряда, по словам бойца Андрея, устроили разнос. При этом существование негласного приказа сохранять «хорошую мину при плохой игре» он подтверждает. Тревогу 13 декабря, когда ГУВД выгнало бойцов сутки стоять на площади без права отойти в туалет якобы из-за угрозы новых столкновений, он называет ложной. Руководству ОМОНа надо было оправдаться за допущенные провалы. По этой же причине 15 декабря на Смоленской площади ОМОН «винтил» всю молодежь, выходящую из метро и хоть сколько-нибудь выглядящую подозрительно, — отсюда 1300 задержанных. Боевые же действия разворачивались вовсе не у ТЦ «Европейский» и не на Арбате. «Ясно было, что туда сгонят всех ментов, которые только есть в Москве, — поделился с нами один из ультраправых фанатов «Спартака». — Мы не дураки, чтобы туда лезть». Сам он со своими друзьями был в районе «Парка культуры», где около 50 человек устроили драку с выходцами с Кавказа. Подобные (правда, менее значительные) стычки произошли на «Фрунзенской», «ВДНХ», «Щелковской» и «Третьяковской». Сообщения о попытках националистов устроить несанкционированные марши приходили из Владимира и Солнечногорска. Всю прошлую неделю молодые люди в масках расклеивали в метро стикеры: «За кого бы ты ни болел — помни: прежде всего, ты — русский!» О Егоре Свиридове уже стали забывать. О задержанном за убийство уроженце Кабардино-Балкарии Аслане Черкесове — тем более. Лопнул и вырвался наружу давно нарывавший гнойник. И призыв «Одумайтесь, пожалуйста!» — вряд ли достаточное средство, чтобы его залечить.

Расскажи друзьям
linkReply